МАЛАЯ АЗИЯ

        полуостров на западе Азии, составляет срединную часть территории Турции. Длина с запада на восток свыше 1000 км, ширина от 400 км до 600 км. Омывается Средиземным, Эгейским, Мраморным и Чёрным морями и проливами Босфор и Дарданеллы. В рельефе М. А. преобладают плоскогорья и горы, которые в совокупности образуют большую часть Малоазиатского нагорья (См. Малоазиатское нагорье), по берегам морей — узкие полосы низменностей. Подробнее о природе М. А. см. в статье Турция.


Смотреть больше слов в «Большой Советской энциклопедии»

МАЛАЯ АНТАНТА →← МАЛАШКИН СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

Смотреть что такое МАЛАЯ АЗИЯ в других словарях:

МАЛАЯ АЗИЯ

(Asia Minor) — название самого западного полуо-ва Азии, ныне Анатолия (см.). Новейшие карты: Kiepert, "Carte générale des provinces asiatiques de l'Emp... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азия (Asia Minor) — название самого западного полуо-ва Азии, ныне Анатолия (см.). Новейшие карты: Kiepert, "Carte g éné rale des provinces asiatiques de l‘Empire Ottoman" (Б., 2 изд. 1892), и его же, "Specialkarte von West-Kleinasien" (Б., 1890-91). Ср. также Tchihatcheff, "Kleinasien" (в "Das Wissen der Gegenwart", Лпц., 1887). Название М. Азии существует лишь с начала V в. по Р. Х., со времени Орозия Испанского, который написал очерк христианской истории до 4 1 0 года. Другое название ее — Анатолия (Натолия) — относится к Х в. и впервые употреблено Константином Багрянородным; имя Левант вошло в употребление лишь в новейшее время. До Орозия нынешняя М. Азия называлась Άσια ή έντός ΄Άλυος (Геродот и Страбон), или Άσία ή έντός τού Ταύρον (Страбон), или Άσία ή έντός ΄Άλυος και τού Ταύρον (Страбон). Географич. сведения о М. Азии см. Анатолия. Окруженная с трех сторон морем и расположенная на рубеже двух частей света, М. Азия играла значительную роль в истории древней торговли и промышленности. Отсюда вывозили пшеницу, ячмень, сезам, оливы, виноград, фрукты, лес, шафран; добывали золото (Лидия), серебро (Мизия), железо (Понт, страна халибов), медь (Каппадокия). По вопросу о племенном составе населения М. Азии существуют между учеными различные мнения. По позднейшим исследованиям Рамзея (Ramsay, "Historical Geography of Asia Minor", Л., 1890), основным племенем М. Азии являются хиттиты, иначе наз. каппадокийцами и левкосирийцами — раса неарийская, существовавшая наряду с автохтонными племенами фригийцев и лидийцев. В XII и XI в. до Р. Х. стали приходить в М. Азию арийские и фракийские племена, из смешения которых с туземцами образовались народности, давшие свои имена большей части областей. Так, мизийцы считаются фракийским племенем, родственным тевкрам, памфилийцы смешаны из каппадокийцев и пеласгов и т. д. Вообще к группе каппадокийской относятся памфилийцы, киликийцы, исаврийцы, пизиды, пафлагонцы и некоторые другие. Карийцы, лидийцы, фригийцы, ликийцы относятся к числу вымерших групп, быть может, родственных тирренам (этрускам), баскам и др. и находившихся под хиттитским влиянием. Более других известен ликийский яз., от которого остались некоторые эпиграфич. данные (см.). Значительный этнический элемент представляли фракийцы и кельты. История М. Азии сводится к истории отдельных ее монархий, ибо до македонского завоевания она не была объединена в одно государство. Многочисленные западные колонии греков не могли повлиять на жизнь отдельных монархий, из которых сильнейшей была лидийская (см.). После троянской эпохи известна фригийская, ознаменованная борьбой с нахлынувшими с севера ордами киммерийцев. Возвышение Лидии было причиной падения фригийского царства. С 546 до 333 г. вся М. Азия была во власти Персии. В 278 г. галаты (кельты) переправились сюда из Европы и заняли середину материка. По смерти Александра Македонского М. Азия долгое время была предметом споров между диадохами, пока она не была признана принадлежащей Селевку (306-281), кроме Вифинии и Пергама. В 190 г. битва при Магнезии заставила Антиоха III признать верховенство римлян и передать значительную часть азиатских владений Евмену Пергамскому. В 133 г. на развалинах пергамского царства была организована так называемая провинция Азия, к которой полвека спустя присоединена Вифиния. В I в. усилился Понт, но после долгих войн с Митридатом в 65 г. обращены в римскую провинцию. Галатия покорена в 25 г. до Р. Х.; несколько лет спустя к ней присоединены Понт Галатский и Пафлагония. Каппадокия сделана провинцией в 18 г. по Р. Х., Киликия — в 102 г. до Р. Х., Ликия и Памфилия — в 103 г. По Страбону, М. Азия разделялась на следующие области: 1) Понт, по южн. берегу Черного моря до Галиса, 2) Пафлагония, от Галиса до Парфения, 3) Вифиния — далее до Риндака, 4) Мизия — на сев.-зап. углу полуо-ва, 5) Лидия, с ионическим побережьем, 6) Кария, с дорическими колониями, 7) Ликия, 8) Памфилия, 9) Киликия — самая восточная на южном берегу М. Азии, 10) Пизидия, 11) Фригия, 12) Галатия, 13) Каппадокия, 14) Ликаония и Изаврия. Об управлении и характере этих областей в императорское время см. Моммзен, "Древняя история" (V т., гл. VIII, 287-330, Москва, 1885). <i> Литература.</i> Vivien de Saint Martin, "Description historique et gé ographique de l‘Asie Mineure" (Пар., 1845); W. M. Leake, "Journal of a tour in Asia Minor 1800" (Л., 1824); Macdonald Kinneir, "Journey through Asia Minor" (1813-14); Ainsworth, "Travels and Researches in Asia Minor" (1842); Forbiger, "Handbuch der alten Geographie" (1842-48); Bergman, "De Asia Romanorum provincia" (Б. 1846); Tchiliatchef, "Asie Mineure — Description physique, statistique, arch é ologique" (П., 1853-60; не оконч.); Hamilton, "Researches in Asia Minor, Pontus and Armenia" (Л., 1842); Schubert, "Geschichte der K önige von Lydien" (1884); Human und Puchstei n, "Reisen in Klein-Asien" (Б., 1890), Murray, "Handbook for travellers in Asia Minor" (Л., 1895).<br><br><br>... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азия п-ов на 3. Азии, составляет большую часть Турции. Название впервые употреблено в V - начале VI в., противопоставлялось Великой Азии, куд... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

        окруж. горами высокогорная Анатолия, которая на В. переходит в Армянское нагорье. Здесь были обнаружены следы высокоразвитой культуры раннего н... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

         окруж. горами высокогорная Анатолия, к-рая на В. переходит в Армян. нагорье. Здесь были обнаружены следы высокоразв. культуры раннего неолита ... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

окруж. горами высокогорная Анатолия, к-рая на В. переходит в Армян. нагорье. Здесь были обнаружены следы высокоразв. культуры раннего неолита (культ быка, наскальные изображ. сцен охоты). Малоазийская культура энеолита и ранней бронзы известна в первую очередь благодаря раскопкам в Трое, Терми (запад М. А.), Алишар-Хююк и Алджа-Хююк (восток М. А.), также в Мерсине (юг М. А.). В 3-м тыс. до н.э. М. А. уже имела контакты с Месопотамией; в нач. 2-го тыс. появл. торг. фактории ассирийцев (подобно тем, что были в Каниш-Кюльтепе). Сохран. множество предметов быта этого времени. Начиная примерно с 1650 до н.э. и вплоть до 1200 до н.э. осн. население М. А. — индоевроп. народ хетты. На востоке М. А. и в Армении возник ряд союзов урартских племен, к-рые позднее объед. в госуд. Урарту, а на Ю.-В. продолжали существовать хетты (Хеттское Древнее и Хетт-ское Новое царства). Затем Анатолия — коренная обл. хеттов — была занята фригийцами, а на Ю.-З. возникло Лидийское царство; в 547 до н.э. его правитель Крез потерпел пораж. от перс. царя Кира II. С этого времени М. А. попадает под влияние сначала перс., а затем (со времени Александра Македонского) эллинской культуры. Римляне, достигшие М. А. во 2 в. до н.э., разделили ее на неск. пров. (Азия, Вифиния, Понт, Ликия, Памфилия, Киликия, Каппадокия и Галатия). Со времени разделения Империи (395) М. А. входила в состав Вост. Рим. империи (Византии), пока в 11 в. ее б.ч. не была захвачена турками-сельд-жуками.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

1) Орфографическая запись слова: малая азия2) Ударение в слове: М`алая `Азия3) Деление слова на слоги (перенос слова): малая азия4) Фонетическая транск... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азия - полуостров на западе Азии (Турция). Омывается Чёрным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Дл. более 1000 км, шир. 600 км. Бо́льшую ч... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

<b>Asia Minor</b>, крайняя зап. часть Азии, в настоящее время входящая в состав азиатской части Турции. Во 2-м тысячелетии до н.э. в М. А. возникла Хеттская цивилизация. Зап. побережье было колонизировано греками, однако царства Лидия и Фригия развивались независимо. М. А. была покорена многими завоевателями, в частности персидским царем Киром (546г. до н.э.) и Александром Македонским (333г. до н.э.) . Была азиатской пров. Римской империи, позднее – частью Византийской империи. С конца 13в., после завоевания турками, и до образования современной Турции после Первой мировой войны входила в состав Османской империи. ... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ, полуостров на 3. Азии, составляет срединную часть терр. Турции. Дл. с 3. на В. св. 1000 км, шир. от 400 км до 600 км. Омывается Средизем... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ, полуостров на западе Азии (Турция). Площадь около 506 тыс. км2. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями, проливом Босфор и Дарданеллы. Большую часть занимает полупустынное Малоазиатское нагорье, ограниченное горами Понтийскими (на севере, высота до 3937 м) и Тавр (на юге), вдоль берегов - участки низменностей со средиземноморской растительностью. <br>... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

, полуостров на западе Азии (Турция). Площадь около 506 тыс. км2. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями, проливом Босфор и Дардане... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Ударение в слове: М`алая `АзияУдарение падает на букву: аБезударные гласные в слове: М`алая `Азия

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ - полуостров на западе Азии, территория Турции. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Ок. 506 тыс. км&sup2. Большую ча... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ, полуостров на западе Азии, территория Турции. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Ок. 506 тыс. км2. Большую часть занимает полупустынное Малоазиатское нагорье, вдоль берегов - узкие низменности со средиземномор. растительностью.<br><br><br>... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азияאַסיָה הַקטַנָה נ'Синонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ , полуостров на западе Азии, территория Турции. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Ок. 506 тыс. км2. Большую часть занимает полупустынное Малоазиатское нагорье, вдоль берегов - узкие низменности со средиземномор. растительностью.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

МАЛАЯ АЗИЯ, полуостров на западе Азии, территория Турции. Омывается Черным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Ок. 506 тыс. км2. Большую часть занимает полупустынное Малоазиатское нагорье, вдоль берегов - узкие низменности со средиземномор. растительностью.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

- полуостров на западе Азии, территория Турции. ОмываетсяЧерным, Мраморным, Эгейским и Средиземным морями. Ок. 506 тыс. км2.Большую часть занимает полупустынное Малоазиатское нагорье, вдоль берегов- узкие низменности со средиземномор. растительностью.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ

Kleinasi|en n -sСинонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

п-ов小亚细亚[半岛] xiǎoyàxìyà [bàndǎo]Синонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

М'алая 'азия (полуостров)Синонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

малая азия сущ., кол-во синонимов: 1 • полуостров (47) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

KisázsiaСинонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

Начальная форма - Малая азия, единственное число, женский род, именительный падеж, неодушевленное

МАЛАЯ АЗИЯ

Asia Minore Итальяно-русский словарь.2003. Синонимы: полуостров

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азия М`алая `Азия (полуостров)

МАЛАЯ АЗИЯ

п-ов Малая Азія

МАЛАЯ АЗИЯ

(п-ов) Kleinasien n.

МАЛАЯ АЗИЯ

• Malá Asie

МАЛАЯ АЗИЯ

Малая Азія

МАЛАЯ АЗИЯ В III В. ДО Н. Э

Экономическое и политическое положение Малой Азии Малая Азия была одной из самых своеобразных частей античного мира. Наряду с крупными и древними центрами экономической и культурной жизни в ней были области, сохранившие старинные формы отношений, восходившие к первобытнообщинной эпохе. Малая Азия имела необыкновенно пестрый этнический состав, и ее население нередко в пределах сравнительно небольшой территории говорило на нескольких языках. В начале эллинистического периода здесь соприкасались и сталкивались различные силы: приморские торговые полисы (Гераклея, Византии), старинные храмовые центры — большие хозяйственные организации, располагавшие тысячами рабов и являвшиеся средоточиями обмена, крупные землевладельцы ахеменидского времени, пережившие македонское завоевание, и, наконец, правители новых государств, возникших или только возникавших на развалинах великой империи. В политическом отношении Малая Азия распадалась в III в. на несколько частей. Иония, Фригия, позднее Кария, Киликия и часть Каппадокии вошли в состав царства Селевкидов, которые держали под своим контролем древнюю дорогу, соединявшую побережье Эгейского моря с Междуречьем и другими странами Востока. Вся северная полоса Малой Азии, граничащая с Черным морем, стала самостоятельной уже к концу IV в. В центре Малоазийского полуострова выделилась независимая область Галатия, на северо-западе образовались Вифиния и Пергамское царство, на востоке — Понтийское царство. Позднее независимым царством стала отпавшая от Селевкидов Каппадокия. На юге и юго-западе ряд областей находился во владении птолемеевского Египта (Линия, Кария и др.). Продолжала сохранять свою независимость гористая, труднодоступная Писидия. Наконец, в Карий же имел свои владения остров Родос. Города побережья поддерживали и развивали тесные связи с греческим миром. Пергам Первоначальная территория Пергама, расположенного в северо-западной части Малой Азии, была невелика. Плодородные поля, сады и луга в долине реки Каика создавали благоприятные условия для сельского хозяйства, а близость к побережью и островам Эгейского моря открывала возможность для развития и оживленного обмена. Небольшая крепость, какой являлся Пергам в IV в. до н. э., в новых условиях быстро превращается в главный центр государства. Население Пергамского царства с успехом выдерживает борьбу как с вторгшимися на территорию Малой Азии кельтскими племенами -галатами, так и с крупнейшим эллинистическим царством Селевкидов. В период войн диадохов Пергам, как надежный, хорошо укрепленный самой природой пункт, сделался местом хранения казны Лисимаха. Охрана ее была поручена евнуху Филетеру. Воспользовавшись смутами при дворе Лисимаха, Филетер перешел на сторону Селевка, но фактически стал независимым правителем. Политическая обстановка, естественно, побуждала его к филэллинской политике: связи с Грецией и греческими городами Малой Азии служили известной опорой в борьбе Пергама с галатами и могли оказаться полезными при столкновениях с Селевкидами. При преемнике Филетера, Эвмене, когда он в 263/82 г. одержал решительную победу около Сард над армией Антиоха I, Пергам начинает играть более значительную роль в международных отношениях. Внешняя политика Пергама этого времени характеризуется разрывом с Селевкидами и союзом с Египтом. Аттал I(241—197), к которому перешла власть над Пергамом после смерти Эимена, устранил угрозу со стороны галатов. Он отказался от уплаты им дани и в битве у истоков Каика в 228 г. разгромил их, после чего принял царский титул и культовое имя «спасителя». Вмешавшись в борьбу в царстве Селевкидов в начале 20-х годов, Аттал и здесь достиг крупных успехов и одно время господствовал над большей частью Малой Азии, хотя это господство оказалось кратковременным. К концу правления Аттала I наметилась определенная линия внешней политики Пергама, заключавшаяся в последовательной ориентации на Рим. Пергам до поры до времени пожинал плоды этой политики в виде крупных территориальных приобретений, торговых преимуществ и пр., но вместе с тем все более и более подпадал иод влияние Рима. Как и в других эллинистических государствах, в Пергаме земля была главным богатством самих правителей и знати и одновременно служила надежным средством обеспечения армии. В принципе вся земля принадлежала царю. Ее обработка обычно находилась в руках крестьян, так называемых царских людей; главная часть продукта их труда отчуждалась в пользу царя, его приближенных и воинов. Царские люди, обрабатывавшие землю, передавались вместе с ней в случае продажи или дарения и находились в ведении царской администрации. Атталиды владели обширными землями, поступления с которых составляли важнейшую часть государственных доходов; их стада паслись на лугах реки Каика и на склонах соседних гор. В особенности славились царские конские заводы. Большие доходы приносила разработка богатств недр и лесов. Пергамские цари, подобно Птолемеям, стремились повысить доходность сельского хозяйства с целью использовать излишки продуктов во внешней торговле на оплату многочисленных чиновников, на организацию эргастериев и т. п. Применение рабского труда получило в Пергаме большое развитие в различных сферах производства, в особенности в царском хозяйстве. Огромные доходы Атталиды получали от царских эргастериев, в которых в широком масштабе использовался труд рабов. В этих мастерских изготовлялись различные ткани, окрашенные в яркие цвета, роскошные ковры, женская одежда и пр. И продукты сельского хозяйства и ремесленные изделия находили широкий сбыт во всем Восточном Средиземноморье; вывоз их шел главным образом через Элею. Цари Пергама чеканили монету, которая находилась в обращении далеко за пределами царства. Кроме царей в Пергаме чеканили монету и некоторые города. Главной опорой Атталядов являлась армия. По своему составу она была очень разнообразна: наряду с наемниками из разных уголков греческого мира большое значение в войско имели и местные жители — мисийцы, а также граждане Пергама. Воины обеспечивались земельными наделами. Часть военных колонистов получала необработанные участки, подобно тому, как это было позднее в Египте. Военные поселения — катэкии — составляли существенный элемент в структуре Пергамского царства. Если по численности пергамская армия уступала войскам Селевкидов или Птолемеев, то по техническому оснащению едва ли не превосходила их. Пергам представлял превосходную крепость с обширным арсеналом. Атталиды вели войны, широко используя достижения эллинистической осадной техники. Поргам был сравнительно небольшим эллинистическим государством, во многом сходным с другими эллинистическими царствами. Противоположность сельской местности (хоры) и полиса (которым являлся город Пергам) составляла характерную особенность царства Атталидов. Цари были правителями с неограниченной властью по отношению к местному населению и грекам — негражданам. Уже при первых правителях развивается царский культ. В честь обожествленных царей сооружались алтари, содержался штат жрецов и жриц, устраивались пышные процессии, празднества и игры. Хотя цари Пергама и не были, подобно Селевкидам, основателями многочисленных греческих полисов, тем не менее и они учреждали гимнасии, покровительствовали эллинским городам, посылали им подарки, поддерживали постоянные связи с Дельфами и Делосом. Главную роль в экономической и политической жизни государства играла столица — город Пергам. В Пергаме существовали обычные греческие учреждения: народное собрание, городской совет, выборные должностные лица, филы и демы. Граждане составляли лишь меньшинство населения, наиболее обеспеченное в материальном отношении. Фактическая власть, контроль за ходом дел, за выборами и за финансами, а также законодательная инициатива находились в руках пяти стратегов, назначаемых царем. Столица царства была расположена в нескольких километрах от моря. Раскопки Пергама, начавшиеся еще в 1878 г. и продолжавшиеся с перерывами в течение многих десятилетий, показали во всем блеске столицу Атталидов. Город соединял типичные черты греческого полиса и пышное великолепие царской резиденции восточноэллинистического государства. Многочисленные статуи, картины, искусно сделанные мозаики служили украшением дворцов и храмов. В произведениях изобразительного искусства отразились стиль и сюжеты, присущие искусству эллинистического времени, но со своеобразными чертами, характерными для пергамской школы. В Пергамской библиотеке хранилось более 200 тыс. рукописей, велись научные исследования. Вифиния Территория Вифинии, расположенная в северо-западной части Малой Азии, от берегов Пропонтиды и далее вдоль побережья Понта, отличалась благоприятными природными условиями: плодородная почва, обилие лесов и пастбищ соединялись здесь с возможностью развивать обмен по суше и по морю. Обмен этот в значительной мере сосредоточивался в руках граждан греческого города Гераклеи, древней колонии Мегар на понтийском побережье. Гераклея и другие греческие полисы — Халкедон, Астак, Кизик — держали в своих руках выходы к морю. Политическая власть в Вифинии оказалась в руках местной династии. Правивший здесь Зипоит захватил Астак и Халкедон, отразил попытки Лисимаха подчинить себе Вифинию и в 297 г. до н.э. объявил себя царем. Преемник Зипоита Никомед I направил свои усилия против главной угрозы — царства Селевкидов, стремившегося поглотить все независимые области Малой Азии. Он вступил в союз с крупнейшими эллинскими городами на побережье — Гераклеей и Византией, с могущественным правителем Египта Птолемеем Филадельфом, а затем заключил договор с галатами. Соглашение это, однако, являлось оружием обоюдоострым: новые союзники Никомеда не склонны были отличать его территорию от территории его врагов, одинаково подвергая их опустошениям, но все же союз с галатами отвел от Вифинии угрозу подчинения Селевкидам. При Никомеде I, который правил до 255 г. до н. э., и его преемниках развивается эллинизация страны. В 264 г. до н. э. недалеко от разрушенного Лисимахом Астака была основана Никомедия — город греческий по своему облику, ставший столицей Вифинии. В особенности благожелательную политику по отношению к этому городу и грекам проводил преемник Никомеда Зиаелис. Одновременно он продолжал поддерживать традиционные дружественные связи с пголемеевским Египтом. Галатия Совсем иной характер имела Галатия — область, когда-то являвшаяся центральной частью Фригийского царства с древним фригийским культовым центром, городом Пессинунтом, считавшимся священным городом великой матери богов — Кибелы, со старинными городами Гордием и Анкирой. В начале III в. здесь осели галаты после поражения, нанесенного им войсками Антиоха I. К этому времени галаты находились на стадии разложения первобытно-общинного строя, сохраняя племенное устройство и после поселения в Малой Азии. Во главе трех галатских племен — толистоагов, тектосагов и трокмов — стояли племенные вожди, делившие свою власть с племенной знатью. Условия для дальнейшего развития этих племен оказались мало благоприятными. Зажатая между владениями огромной державы Селевкидов и территориями быстро развивавшихся Пергама, Понта и Вифинии, Галатия была отрезана от выходов к морю и от магистралей, по которым шел торговый обмен. Каппадокия и Понт Каппадокией первоначально называлась вся восточная часть Малой Азии к северу от Тавра; позднее узкая полоса между хребтами, расположенными на севере, и Черным морем стала называться Понтийской Каппадокией, или просто Понтом. Эллинских колонистов мало привлекал этот скудный и стоявший вдалеке от важнейших торговых путей край. Собственно Каппадокия, или, как ее иначе стали называть, Великая Каппадокия, по мнению одних исследователей, стала независимой от Селевкидов в конце IV в. до н. э., по мнению других — лишь около 260г. до н. э. Правителем здесь стал перс Ариарат, потомок одноименного сатрапа, побежденного Пердиккой. Взаимоотношения Каппадокии с Селевкидами были сперва враждебными, но в 245 г. до н. э. правитель Каппадокии был признан Селевком II и получил руку его сестры. В середине III в. западные области Каппадокии были захвачены галатами. Галаты представляли постоянную угрозу для Каппадокии, но вместе с тем каппадокийские и понтийские цари пользовались ими в качестве наемников. Другое эллинистическое царство в Малой Азии — Понтийское — образовалось в самом конце IV в. до н. э. Оно объединило территории различного характера: нонтийское побережье, гористую область к югу от него и часть Каппадокии к востоку от реки Галиса. Область между Понтом и Вифинией — Пафлагония —долгое время оставалась независимой. В состав Понтийского царства вошли как греческие торговые города на побережье —Трапезунт, Амис, Синопа и др., так и сельские местности, в которых главную социальную силу составляли богатые землевладельцы, возможно потомки ахеменидской знати. Наконец, огромное значение имели старинные храмовые центры, возникшие в незапамятные времена на скрещениях торговых путей. Храмы вели довольно крупное хозяйство, владея обширными землями и тысячами гиеродулов. Типичным для этого рода храмовых центров является город Комана в Каппадокии с культом богини Ма. В состав населения Команы входили «одержимые богом», т. е. жрецы, а также храмовые служители и храмовые рабы в числе 6 тыс. человек. Во главе этого города-святилища стоял верховный жрец. Такой же характер имели храм богини Анахиты в Зеле, храм Зевса в Венасе и др. Основателем династии в Понте стал потомок знатного иранского рода Митридат, утвердивший свою власть уже в 302 г. до н. э. Как и цари Вифинии, понтийская династия проводила политику эллинизации страны, но эта эллинизация была крайне поверхностной и ограниченной.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ В ПЕРИОД ГОСПОДСТВА ХЕТТСКОЙ ДЕРЖАВЫ

Судьбы Египетской державы Нового царства были теснейшим образом связаны с историей рабовладельческого государства хеттов, которое в первой половине II тысячелетия до н. а. сложилось в Малой Азии. У хеттов прежде других племен Малой Азии возникло рабовладельческое общество. Металлические (медные и бронзовые) орудия в начале II тысячелетия у хеттов уже преобладали; хотя скотоводство еще играло важную роль в хозяйстве, но все более развивалось земледелие, возникали оросительные системы. Хеттские племена рано вступили в общение с древними государствами Месопотамии. Разгромив гиксосов, господствовавших в Палестине и Сирии, Египет завоевал обширные пространства в Передней Азии, что значительно изменило существовавшее здесь положение. Дойдя до пределов Малой Азии, египетские войска столкнулись здесь с силами недавно возникшего и крепнувшего Хеттского государства. Подчинив многие племена Малой Азии, хетты создали к этому времени могущественную державу. Началась длительная борьба между двумя державами за господство. В ходе этой борьбы развивались также и различного рода хозяйственные и политические связи между странами Передней Азии и Средиземноморья — связи более глубокие, чем когда-либо ранее. Это обстоятельство имело большое историческое значение. Древнейшая история хеттов. Страна и древнейшее население. Страна, явившаяся ядром Хеттской державы, находится в восточной части центрального плато Малой Азии. Она в основном расположена по среднему течению реки Галис (ныне Кызыл-Ирмак, в Турции). Впоследствии, примерно с VI—V вв. до н. э., эта страна стала называться Каппадокией. Эта страна представляет собой плато, окруженное горами, отделяющими его от Черного и Средиземного морей. Вследствие этого, несмотря на близость морей, климат здесь континентальный, атмосферных осадков выпадает немного. Для земледелия здесь по большей части необходимо искусственное орошение; но реки здесь несут мало воды и, в связи с узостью речных долин, для искусственного орошения использовать их трудно. Окрестные горы богаты камнем, лесом, а также рудами; местное население рано освоило плавку металлов. Древнейшее известное нам население этой страны называло себя хатти. Изучение его языка привело исследователей к заключению, что это был не индоевропейский язык; наиболее часто высказывается предположение, что этот язык был родственен языкам современного Кавказа и Закавказья. Хатти были группой разрозненных, в основном скотоводческих племен, живших в конце III тысячелетия еще первобытно-общинным строем, хотя этот строй находился уже в стадии разложения. Еще к началу II тысячелетия хатти серьезно отставали по уровню своего общественно-экономического развития от рабовладельческих обществ, сложившихся в Двуречье и Египте. Древнейшие сведения о хеттах. Страна Хатти была важным центром добычи металлов (особенно серебра), славилась продуктами животноводства (особенно шерстью). К тому же она находилась на путях от Черного моря к Средиземному и от Эгейского моря к Двуречью. Поэтому очень рано страна Хатти втягивается в торговлю и обмен, которые велись на обширной территории Передней Азии. Древнейшие известные нам факты истории этой страны связаны с ее ролью в развитии обмена, хотя не он, конечно, определял хозяйственную жизнь ее населения. Вероятно, уже около середины III тысячелетия до н. э. в Малой Азии появляются аккадские купцы, которые, возможно, создавали здесь поселения, нечто вроде торговых колоний. В конце III тысячелетия до н. э. аккадских купцов вытесняют ассирийские; самые ранние известные нам факты обращения местных жителей в рабство связаны с ростовщической деятельностью в стране ассирийских купцов. Такая деятельность не могла быть успешной, если бы она в какой-то мере не поддерживалась местной племенной знатью, которая извлекала немалые выгоды от посреднической торговой деятельности ассирийских купцов; к этому времени племенная знать сама уже превращалась в знать рабовладельческую. В первой половине II тысячелетия до н. э. торговые колонии ассирийских купцов,— в частности, в связи с усилением Митанни,— начинают хиреть. Ассирия в этот период временно слабеет и уже не может попрежнему поддерживать свои торговые колонии в Малой Азии, да и торговля Двуречья перемешается к югу, к городам на побережье Средиземного моря; кроме того, крепнущая местная племенная знать, возможно, была уже способна в ряде случаев обходиться без посредничества ассирийцев. Не позже начала II тысячелетия до н. э. восточную часть Малой Азии наводняют племена, говорившие, как это было доказано чешским ученым Б. Грозным, на языке индоевропейской семьи и, следовательно, этнически неоднородные с местным населением. Откуда они пришли в Малую Азию — с Балкан или из Северного Причерноморья (через Кавказ),— это пока еще не выяснено. На основании письменных документов можно установить, что их язык назывался несийским, но завоеванную ими страну они попрежнему именовали страной Хатти, а окружающие народы продолжали их называть хеттами. В научной литературе население, говорящее на несийском языке, принято называть хеттами; древнейшее же население страны Хатти (т. е. в сущности настоящих хеттов) называют обычно протохеттами. Несийский язык при скрещении с протохеттским выходил победителем повсюду, где носители этого языка оседали. Но и сам несийский язык в очень значительной степени обогатил свой словарный запас за счет протохеттского языка. Вместе с хеттами — носителями несийского языка—в Малую Азию продвинулись и другие племена, говорившие на языках индоевропейской семьи, но несколько отличных от несийского языка. Среди этих племен наиболее значительными были лувийские племена, осевшие в области к югу и юго-западу от основной территории расселения хеттов. Образование хеттского племенного союза.Завоевательные походы хеттов. На рубеже XVIII и XVII вв. до н. э. в стране хеттов имелось несколько сильнейших племен, боровшихся между собой за гегемонию. Центрами общественной жизни и управления у этих племен были хорошо укрепленные населенные пункты, которые уже можно назвать городами. Наиболее важными из этих городов были Неса, Куссар и Цалпа. Очевидно, диалект области города Неса и лег в основу хеттского языка. Эти города возглавлялись вождями, которые уже значительно выделились из массы рядовых общинников, поэтому некоторые ученые и считают их царями. В борьбе хеттских царьков за гегемонию успех сопутствовал Анитте — правителю Куссара. Он разрушил город Хаттуса, оплот протохеттских племен, подчинил Несу и сделал ее своей столицей. Еще более удачливым завоевателем был один из преемников Анитты — Табарна (Тлабарна), имя которого стало нарицательным в качестве титула главы Хеттского государства. Хеттские тексты начинают историю страны именно с его правления. Табарна (Тлабарна), опираясь на силы племенного союза, подчинил различные территории восточной части Малой Азии. Его сын Хаттусили продолжал завоевания и направил свои походы в Сирию, против города Халпа (Алеппо), но после его смерти, согласно позднейшему источнику, восходящему ко времени царя Телепину, «рабы царевичей восстали, они начали их дома разрушать(?), своих господ предавать (?) и проливать их кровь». Надо полагать, что речь здесь идет о восстании порабощенного населения покоренных областей, воспользовавшегося раздорами в среде знати хеттского племенного союза. Следует отметить, что текст подчеркивает сплоченность племенного союза, имевшую место как при Табарне, так и при Хаттусили: «...тогда его сыновья, его братья, его свойственники, его родственники и его воины (вокруг царя) были объединены». Поскольку источник отмечает восстание «рабов» против «царевичей», а не против «царя», то, повидимому, речь идет о периоде после смерти Хаттусили, когда вопрос о его преемнике еще не был решен, что и привело к смутам в среде хеттских племен. Опасность, вызванная восстанием в завоеванных областях, привела к дальнейшему усилению складывающейся царской власти. На царский престол вступил один из сыновей Хаттусили, по имени Мурсили. Источник отмечает, что вокруг него были собраны его сыновья, братья, свойственники, родственники и его воины. Восстание покоренных областей, повидимому, побудило хеттскую знать к большей сплоченности. ПриМурспли столица была переведена в Хаттусу, древний центр протохеттских племен, разрушенный в свое время Аниттой. Переводом столицы в Хаттусу Мурсили, очевидно, хотел подчеркнуть, что теперь завершилось объединение племен, носителей несийского языка, и протохеттских племен — коренного населения страны. В полном соответствии с интересами знати, жаждавшей грабежа и наживы, опираясь на силы еще более сплоченного объединения, Мурсили решил предпринять далекие походы в области, лежавшие за пределами Малой Азии,— в Северную Сирию и вниз по Евфрату — в Вавилонию. В это время в Передней Азии еще существовало обширное, но внутренне непрочное объединение гиксосов, которые в середине XVIII в. до н. э. подчинили себе северную часть Египта. Но в конце XVII в. до н. э. Южный Египет уже достиг значительных успехов в борьбе с гиксосами. Повидимому, под влиянием именно этих успехов египетского оружия Хаттусили, а затем и его сын Мурсили получили возможность направить свои походы в область города Халпы, который, как предполагают, являлся опорным пунктом гиксосов на севере. С другой стороны, походы хеттских царей на Халпу, несомненно, должны были облегчить фараонам Египта XVII и XVIII династий окончательное изгнание гиксосов из долины Нила. О походе Мурсили на названный город хеттский источник повествует следующими краткими словами: «Он (т. е. Мурсили) пошел на Халпу и разрушил Халпу и привел пленных из Халпы и их имущество в Хаттусу». Взятие Халпы следует датировать примерно 1600 г. до н. э. Вскоре после этого в результате победы хеттского царя и побед египетского фараона Яхмеса I, основателя XVIII династии, непрочное военное объединение, созданное гиксосами, распалось. После своей победы в Северной Сирии хетты предприняли поход против Вавилонского государства, которое в это время уже не могло оказать серьезного сопротивления, будучи ослабленным внутренними смутами и непрерывными внешними войнами. Хеттский царь заручился союзом с хурритским государством Митанни, завладевшим — повидимому, еще в конце XVIII в. до н. э. — Северной Месопотамией. Опираясь на помощь своего союзника, Мурсили беспрепятственно достиг Вавилона и, разграбив знаменитый город, вернулся с богатой добычей в Хаттусу. Впоследствии, вероятно, в связи с вопросом о престолонаследии, Мурсили стал жертвой дворцового заговора, и после этого в течение ряда лет хеттское общество потрясают смуты и восстания.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ И СМЕЖНЫЕ ОБЛАСТИ ПОСЛЕ ГИБЕЛИ ХЕТТСКОГО ЦАРСТВА

Разрушителями Хеттской державы явились «народы моря» — этнические группы, вероятно, по большей части, как и сами хетты, индоевропейские по своим языкам, но принадлежавшие к другим ветвям этой языковой семьи. Они включали предположительно жителей бассейна Эгейского моря, а также балканские по происхождению племена, названные в ассирийских источниках «мушки», а в лувийских («хеттских иероглифических») — «муска»; мы знаем, что эти племена дошли в XII в. до н. э. до верхней долины Евфрата и здесь перешли к оседлости; эти «восточные» мушки предположительно отождествляются с первыми носителями про то армянского индоевропейского языка. Сходящиеся здесь к Евфрату долины, которые во II тысячелетии до н. э. были еще населены лувийцами и хурритами, позже, по местным преданиям, считались очагом сложения армянского народа; и не случайно как след былого долгого двуязычия в армянском языке ряд социально-бытовых терминов, связанных с горной оседлой жизнью в раннеклассовом обществе, а также названия местной флоры имеют хурритское или хуррито-урартское происхождение. Хотя армяне засвидетельствованы письменными источниками на нагорье, получившем от них свое название, лишь с VI в. до н. э., однако в промежутке между XII и VI вв. на границах этого нагорья нам больше не известно ни таких исторических ситуаций, чтобы они позволяли думать о значительных этнических перемещениях, ни появления совсем новых этнических групп, которое могло бы объяснить резкое отлпчие индоевропейского армянского языка от всех других известных индоевропейских и неиндоевропейских древних языков Малой Азии, Армянского нагорья и Закавказья, кроме, быть может, одного лишь фригийского языка. Однако нет также данпых, которые заставляли бы думать о появлении носителей протоармяиского языка на нагорье раньше чем в XII в. до н. э.; в частности, нередко предполагаемая генетическая связь между армянами и союзом племен Ацци-Хайаса, существовавшим с XV по XIV в. до н. э. в долинах рек Чорохи и верхний Евфраг, ничем не подтверждается. Распространенный с недавних иор взгляд на протоармян как на автохтонов нагорья, основанный на большом архаизме их индоевропейского диалекта, почти сравнимого по архаизму с языками хетто-лувийскоп группы, нужно признать неосновательным по ряду причин. Назовем только две: во-первых, из индоевропейских языков армянский ближе всего с греческим, фракийским, отчасти с фригийским и, далее, с индоиранскими, но весьма далек от хетто-лувийского. Он вполне мог соседствовать первоначально (до XII в. до н. э.) с носителями древнеанатолийских архаичных языков не с востока, а с запада, т. е. по ту сторону Босфора и Дарданелл, где он и контактировал с протогреческим, фригийским и т. п. Если же предположить, что протоармяне были автохтонами нагорья, то хетто-лувийцы должны были издавна быть их непосредственными соседями, а их языки — являть гораздо больше сходных черт, чего не наблюдается; есть только некоторая ограниченная группа слов, заимствованных в армянский из лувийского явно в позднейший период. Во-вторых, если бы протоармяпе были автохтонами нагорья, а хуррито-урарты — позднейшими пришельцами, то наблюдались бы заимствования в хуррито-урартский из армянского терминов для местной флоры, горной и сельскохозяйственной техники, специфических для нагорья социальных условий. Этого также нет; наоборот, именно такие термины в армянском языке доказуемо заимствованы из хуррито-урартского, из чего следует, что носители протоармяиского языка появились на нагорье значительно позже хуррито-урартов. «Восточные» мушки, по ассирийским данным, имели пятерых «царей» и, очевидно, состояли из пяти племен. Основным центром оседлости их было, по-видимому, царство Алзи (арм. Агдзник) у слияния рек Арацани (Муратсу) н верхний Евфрат (Карасу); ассирийские источники называют Алзи также «Страной мушков». Вероятно, однако, что территория расселения восточных мушков в X—IX вв. до п. э. была шире, простираясь от гор севернее истоков р. Тигр до гор Тавра западнее верхнеевфратской долины. Следует заметить, что термин мушки применялся не только к племенам, появившимся на верхнем Евфрате в XII в. до н. э.; тот же самый термин («западные» мушки) впоследствии применялся ассирийцами, урартами и древними евреями также к фригийцам — народу, тоже пришедшему с Балкан, но осевшему не в долине верхнего Евфрата, а в центре малоазийского плато. Есть несколько древнегреческих традиций о приходе фригийцев (тех, которых называли также западными мушками) в Малую Азию; более достоверной следует признать ту, согласно которой фригийцы пришли в Малую Азию с Балкан значительно позже Троянской войны( Вместе с племенем мисов, т. е., вероятно, в начале X в. до н. э. Заметим, что если ассирийцы называют «мушками» как «тшсточпых» мушков (протоармян?), так и «западных» мушков (фригийцев). то в «хеттских иероглифических», т. е. лувийских, надписях, по-видимому, различались первые (муска) от вторых (называемых также муса). Этническое название мпсов (точнее. в соответствии с более древним греческим произношением, мюсов, греч. My sot) сохранилось еще и тысячелетием позже также в нынешней Болгарии, ка Балканах; вероятно, именно оттуда один за другими прибыли и протоармяне («восточные» мушки, муска), фригийцы («западные» мушки, муса). и мисы. Отличие терминов муска и мyca зависит, возможно, от характерного армянского суффикса множественного числа -к, отсутствовавшего во фригийском п фракийском; к фракийским племенам, имевшим центр па Балканах, принадлежали и мисы (Mysol).). По сохранившимся надписям видно, что фригийский язык занимал в индоевропейской языковой семье промежуточное место между древнегреческим и протоармянским и, по-видимому, был близок к языку балканских фракийцев (может быть, и пеласгов), а также к балто-славянскому праязыку. В течение XI—IX вв. до п. э. Малая Азия очень медленно оправлялась после чудовищного потрясения, испытанного ею при падении Хеттской державы. Эта медленность объясняется не только разрушением большинства городов, сожжением сел н физическим истреблением немалой части населения; она объясняется также тем, что по опустошенной территории еще долго двигались разные племена. С конца XIII по середину XII в. до н. э. через полуостров с запада на восток двигались «народы моря» и «восточные» мушки; в тот же период совершали встречное передвижение, видимо, абхазские и, возможно, уже и западные протогрузинские племена. Когда же эти движения привели Хеттское царство к падению, в образовавшийся вакуум устремились фригийцы, а затем и некоторые фракийские племена. Однако каждая новая волна продвигалась не столь далеко на восток, как предшествующая, и протоармяпе осели в верхнеевфратской долине, фригийцы — в центре полуострова, а фракийцы — на его северо-западе (в X— VIII вв. до н. э.). Наконец, в VIII в. до н. э. на Малую Азию с запада через Босфор вторглись фракийские же конники-треры, но они, видимо, здесь вообще не осели. С востока передвижение западного протогрузинского населения в Южное Причерноморье продолжалось, видимо, до середины VIII в., а и конце VIII в. через западные перевалы Большого Кавказа хлынули конники-киммерийцы. Античные авторы считали нашествие треров, киммерийцев, а позже и скифов явлениями одного порядка; о скифах же известно и по греческому историку Геродоту, и по характеру археологических находок в Закавказье (разнотипность домашней утвари в могильниках при однотипности оружия и т. п. ), что они перевалили через Кавказ без женщин, а потом либо, уходили обратно, на север причерноморских степей, либо постепенно растворялись бесследно в переднеазиатском населении. Кроме того, в эти же века шло интенсивное заселение западного побережья Малой Азии мореходами-греками. В результате Малая Азия I тысячелетия до н. э. оказалась разделенной на следующие этнические области: все западное (эгейское) побережье и отдельные участки северного (черноморского) и южного (средиземноморского) побережий, а также о-в Кипр занимали греческие города-государства; северо-западный угол полуострова занимали пришедшие с Балкан и слившиеся с местным населением фракийские племена, центр полуострова — фригийцы, еще раньше пришедшие с Балкан и также, вероятно, отчасти смешавшиеся с хеттами; на северо-востоке полуострова, в области Понт, жили абхазские и западные протогрузинские племена, в том числе халибы(Или халды (арм. хагтик, урарт. халиту), они же, вероятно, мосхи («мушкизированные» халибы).); запад (кроме побережья), юго-запад и юго-восток полуострова населяли народности, являвшиеся потомками хетто-лувийцев II тысячелетия до н. э.; важнейшей была самая западная из них — лидяне; самая восточная, которую мы условно называем «иероглифическими хеттами», или, точнее, «иероглифическими лувийцами» (по письменности, которой они пользовались), вероятно, соприкасалась в верхней долине Евфрата с первыми пришельцами с Балкан еще в XII в. до н. э.— «восточными» мушками, или протоармянами; наконец, на Армянском нагорье жилы хурритьт (по окраинам) и родственные им урарты (в центре). Начиная от верхнеевфратской долины и перевалов Тавра на востоке и вплоть до стен греческих городов на западе — на всей этой этнически пестрой территории в XI —IX вв. до н. э. царило запустение. Поселения существовали на старых городищах, но на значительно уменьшившихся площадях; если здесь и возникали ранее VIII в. до н. э. какие-либо государства, то мелкие, слабые и неустойчивые и не оставившие памятников письменности. Но изменение условий жизни в Малой Азии определялось не только разорением страны при падении Хеттского царства и при последующих длительных племенных передвижениях; не меньшую роль сыграли и коренные экономические сдвиги, на которые, между прочим, указывает возникновение новых, приморских торговых центров: речь идет о перестройке всей системы международного обмена, что, в свою очередь, было связано с открытием новых сырьевых ресурсов и с иссяканием старых источников сырья. Пожалуй, одним из важнейших факторов, вызвавших наступившие перемены, было открытие испанского (в начале I тысячелетия до н. э.), а позже и британского олова. Вероятно, это открытие обусловило создание в Испании государства Тартесс (по-гречески), или Таршиш (по-семитски); посредничество в торговле оловом между Тартессом и Передней Азией, надо думать, немало способствовало росту влияния городов финикийского побережья, а затем и финикийских колоний. Между тем восточные месторождения олова, которыми пользовалась ассирийская сухопутная торговля, теперь либо иссякли, либо с пими были утеряны торговые связи. Находка новых богатых источников добычи олова позволила наладить свое производство бронзы не только в Малой Азии, но также и на Армянском нагорье и в Закавказье, где вплоть до последних веков II тысячелетия до н. э. довольствовались сплавом меди с мышьяком; но вскоре в Передней Азии началась эра железных орудий. Очень важным оказалось то обстоятельство, что падение Хеттской державы положило конец хеттской монополии на добычу железа; его начинают широко вывозить с полуострова в различные страны Передней Азии и Эгейского моря. Впервые освоив технологию железа, многие народы смогли затем постепенно найти и использовать ранее лежавшие втуне собственные железные месторождения (в том числе на Армянском нагорье), и новый металл из редкости, из материала для ценных поделок стал превращаться в массовое сырье для ремесленной промышленности. Оказалось, что найти железную руду и применить ее для производства металла гораздо легче, чем найти годную для производства медь, и что новый металл, не требующий очень редко встречающегося в природе дорогого приплава — олова, несравненно доступнее и дешевле бронзы. Для ряда изделий бронза, однако, еще долго продолжала конкурировать с железом (так, для бритв, для оборонительного оружия, долгое время для накопечников стрел продолжали применять бронзу; как материал для орудий и оружия она уступила только стали). В течение XI —IX вв. до н. э. главным источником железа оставалась северо-восточная Малая Азия. Вывоза железа отсюда было достаточно для того, чтобы в IX в. до н. э. Передняя Азия перешла к железпому веку; к концу VIII в., например, в царстве Урарту скопились огромные склады уже более не используемых бронзовых мечей, кинжалов и секир. Именно на торговле железом в это время расцвели главные наследники Хеттской державы — царство Мелитепа в долине верхнего Евфрата с центром в г. Мелид (ныне Малатья), принявшее древнее название «Хатти», и царство Каркемиш с династией, ведшей свою генеалогию от хеттских царей, тоже впоследствии претендовавшее на обозначение «Хатти» (В это же время у ассирийцев и у урартов обозначение «хетты» (Хатти, Хате), на которое претендовали эти и другие государства, стало в конце концов применяться ко всем народам к западу от Евфрата, включая евреев, финикийцев, арамеев, лувийцев и, видимо, также протоармян.), а также и другие мелкие государства на пути из Малой Азии в Сирию и Финикию и из Малой Азии в Верхнюю и Нижнюю Месопотамию. Вступая из Финикии, Сирии или Месопотамии в верхнеевфратскую долину, этот торговый путь, проходя через царство Каркемиш и Мелитену и союзные им мелкие царства, разветвлялся: одна ветвь вела через перевалы гор на северо-запад — к серебряным копям Понтийского Тавра и к железным рудникам, ревниво охраняемым полусказочными халибами; на северном ответвлении этого же пути, в Южном Причерноморье, в конце VII в. до и. э. возникли греческие торговые колонии — города Синода и Трапезунт, вокруг которых несколько позже образовалась федерация Понт, возглавлявшаяся Синопой и включавшая греческие колонии-порты Керасунт, Котиору, Трапезунт и, возможно, Фасис (в Колхиде, близ нынешнего Поти); другая ветвь вела прямо на север — в долину р. Чорохи и далее в Колхиду (ныне Западная Грузия); третья — на северо-восток, в долину р. Аракс. По этим дорогам шли грузы железа, серебра, свинца, меди и бронзы, слюды, охры, полудрагоценных камней, а также золота, вероятно колхидского. Древняя Колхида, страна, куда, по преданию, еще в незапамятные времена плавали за «золотым руном» на своем корабле «Арго» греческие герои, находилась в долинах рек Чорохи (совр. Турция) и Риони (Грузия), но о том, что не только в легенде существовало колхидское золото, теперь свидетельствуют только два-три ассирийских и урартских упоминания о захвате золота на верхнеевфратском пути и на р. Чорохи. В I тысячелетии до н. э.— вероятно, позже, чем в Колхиде,— были найдены богатейшие золотые месторождения в р. Пактол на западе Малой Азии, в Лидии. Видимо, и с этой находкой связано оживление торговых связей материковой Греции с Малой Азией в первой четверти I тысячелетия до н. э., а также рост благосостояния ионийских приморских городов. Надо полагать, что от этих городов еще до VIII в. пролег торговый путь не только в Лидию, но и далее на восток — к рудным месторождениям северо-восточной Малой Азии. Из всех государств Малой Азии XI—IX вв. до н. э. мы осведомлены только о тех, которые лежали в горах Тавра и вдоль чорохско-верхнеевфратского пути. Наши данные происходят отчасти из ассирийских, а позже и урартских военных реляций, отчасти из «хеттских» (лувийских) иероглифических надписей местных царей. Эти надписи отличаются довольно скудным содержанием; их рельефные рисуночные знаки высечены на скалах и каменных сооружениях — воротах, плитах, статуях. Но о Колхиде, например, кроме легенды об аргонавтах, мы до VIII в. до н. э. ничего не знаем из письменных источников; затем она дважды упомянута в урартских надписях — видимо, в связи с тем, что к тому времени она заняла бывшую территорию одного из хурритских царств — Страны таохов; последнее, в свою очередь, по крайней мере с XIII—XII по VIII в. до н. э. занимало бывшие земли предгосударственного объединения XV—XIV вв. Хайаса (в долине р. Чорохи и на севере верхнего Евфрата). По соседству, в горах Понта, господствовали еще совершенно первобытные порядки и правы, красочно описанные в V в. до н. э. греческим философом Ксенофонтом, проходившим эти места с военным отрядом. Цари Мелитены носили хурритские и дунайские имена, но в составе ее населения следует предполагать и протоармянский («восточномушкский») элемент; в удачные периоды она, возможно, имела владения и на левобережье верхнего Евфрата, где, повидимому, располагались обычно самостоятельные мелкие государства со смешанным населением. Имена царей были почти повсеместно лувийскими, что, конечно, не исключает наличия в составе населения этих царств и различных других этнических компонентов.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ ХЕТТСКОЙ ДЕРЖАВЫ

Начавшиеся с XII в. до н. э. передвижения греческих, фракийских и западных малоазийских племен имели своим последствием гибель Хеттской державы, заселение греками западного побережья полуострова и появление во внутренней его части многочисленных племен, которые покорили местное население. У ряда покоренных народов классовое общество сложилось еще в период существования Хеттской державы (XVI—XIII вв. до н. э.). Это обстоятельство ускорило общественное развитие вторгшихся племен и содействовало возникновению у них государств. Фригия Из крупных государств первым по времени — не позже VIII в. до н. э.— сложилось Фригийское государство, ядро которого находилось в долине реки Сангарии (ныне Сакарья), к западу от реки Галиса. Фригийцы, как повествует греческий историк Геродот, назывались бригами до тех пор, пока жили в Европе по соседству с македонцами, а после переселения в Азию переменили вместе со страной и имя бригов на фригийцев. Фригийский язык, как можно установить по надписям и именам собственным, входил в состав языков индоевропейской семьи, находясь, как полагают, в родстве с фракийским и иллирийским языками и имея некоторую связь с греческим языком. В состав Фригийского государства входили также мушки (у греков — мосхи) — племя, говорившее, возможно, на кавказском языке картвельской группы. Ассирийские и урартские источники даже называют Фригию «страной мушков». Проникновение племен мушков на восток вплоть до долины Верхнего Евфрата отмечается ассирийскими источниками еще в XII в. до н. э. Однако позже влияние мушков (Фригии) не распространялось обычно далее гор Тавра на востоке. Соприкасаясь с местным населением, состоявшим ранее в тесном общении с Хеттской державой, фригийские племена быстро достигли уровня цивилизации древних обществ Передней Азии. На основании археологических материалов следует считать земледелие экономической основой фригийского общества. Столица Фригии—город Гордий, повидимому, не имел защитных стен, но по всей Фригии имелись многочисленные укрепления, которые, очевидно, являлись для фригийцев средством удержания в подчинении покоренного и эксплуатируемого местного населения и служили для населения округа убежищем в случае военной опасности. Обнаруженная при раскопках во Фригии керамика отражает влияние различных ремесленных традиций предшествующего времени. В ней можно установить элементы техники и орнаментации гончарного ремесла не только Хеттской державы и западной части Малой Азии, но также и Кипра. Первоначально цари и знать погребались в курганах, которые встречаются во Фригии сравнительно в большом количестве. Освоение более высокой ремесленной техники местного населения дало возможность фригийским строителям сооружать скальные гробницы. В каменную архитектуру они переносили орнаментику, свойственную архитектуре деревянной. Это видно, например, по фасадам наиболее богатых гробниц. Торговля связывала Фригию с греческими городами-государствами западного побережья Малой Азии; тем самым возникали предпосылки для культурного сближения греческого и фригийского общества. Ассирийские и греческие источники упоминают лишь два фригийских царских имени — Гордий и Мидас. Некоторые исследователи полагают, что они не являются именами собственными, а были лишь царскими титулами. При Мидасе, сыне Гордия, в конце VIII в. до н. э. Фригийское государство стало серьезным противником Ассирийской державы. В надписях ассирийского царя Саргона II (722—705) Мидас называется Мита; в них сообщается, что Мита в 5-м году правления Саргона II (717 г. до н. э.) вступил во враждебную Ассирии коалицию, в состав которой входили кроме Фригии мелкие государства юго-восточной части Малой Азии и Северной Сирии, а также Урарту. После поражения, нанесенного в 714 г. войсками Саргона II урартскому царю Русе I, фригийцы в 713 г. заключили мир с Ассирией. Несомненно, к заключению мира с Ассирией Фригию побудила и угроза со стороны надвигавшихся с северо-востока киммерийских племен, пришельцев из степей Северного Причерноморья. Так как Ассирия была для киммерийцев слишком сильным противником, они устремились в конце VIII в. до н. э. на запад, против Фригии. В начале VII в. до н. э. фригийское войско потерпело от киммерийцев, выступавших, повидимому, совместно с урартами, сокрушительное поражение, а сам царь Мидас, потеряв надежду на спасение, покончил самоубийством. Наши сведения о фригийской культуре немногочисленны. Древнефригийский алфавит является вариантом греческого алфавита, что свидетельствует о тесной связи Фригии с культурой Греции. В легендах древней Греции фригийский царь Мидас играет весьма значительную роль. Так, по греческой легенде, Мидас имел свойство обращать в золото все, к чему ни прикасался, — отголосок воспоминаний о богатстве Фригийского царства. Древнефригийские надписи, открытые преимущественно в долине реки Сакарьи, были найдены также и на нескольких городищах в Западной Малой Азии и в Каппадокии. Из этого следует, что Фригийское государство в период своего расцвета, очевидно, расширило свои границы далеко на запад и восток. Через долину Герма, надо полагать, греческая культура проникала во Фригию, но тем же путем оказывала свое воздействие на греческое население западного побережья Малой Азии и культура Фригии. Фригийская музыка, в том числе религиозная, была воспринята греками и имела большое значение в истории древнегреческой культуры. Во Фригии был распространен культ богини-матери Кибелы, восходивший своими корнями к культу древних хурритских племен, почитавших божество Кубабу (иначе Хубаба). Аттис, возлюбленный Кибелы,—умирающий и воскресающий бог, связанный с религиозными культами древнейшего населения Малой Азии,— согласно мифу, был вынужден оскопить себя, став прообразом для жрецов богини Кибелы, являвшихся евнухами. Этот культ носил оргиастический и изуверский характер. Впоследствии, с распространением в Средиземноморье различных восточных религиозных учений во времена позднего рабовладельческого общества, получил широкую известность также и культ Аттиса и Кибелы. Лидия Фригийская культура не могла не повлиять на племена, населявшие долину реки Герма на западе Малой Азии. Эта долина, по всей вероятности, входила в состав Фригийского государства. Ее центральная область называлась по главному поселению области — по-лидийски Сфарт, в греческой передаче — Сарды. Население долины Герма в VII в. до н. э. ассирийцы и греки называли лидийцами. Геродот указывает, что лидийцы первоначально назывались мэонами. Язык лидийцев, еще очень слабо изученный, находился, возможно, в родстве с языком хеттов. Долина реки Герма, впадающего в Эгейское море, была, по словам греков, «благодатной» страной: расположенная в области влажного и теплого средиземноморского климата, она обладала благоприятными условиями для земледелия и садоводства. Земледелие в этом районе не зависело от искусственного орошения. Здесь находились и месторождения золота. О высоком развитии ремесла в Лидии свидетельствуют изделия из золота, искусно граненые камни и прекрасные изделия из слоновой кости, раскопанные в Сардах. Наряду с произведениями ювелирного ремесла Лидия славилась ткацким ремеслом (изготовление крашеных тканей), а также производством изделий из кожи. Для ремесел Лидии требовались различные виды технического сырья, из которых далеко не все имелись в самой стране, и поэтому торговля должна была играть в хозяйственной жизни Лидии значительную роль. Местоположение Лидии на перекрестке торговых путей с востока на запад и с юга на север не могло не содействовать расцвету ее торговли; историческая традиция греков приписывала лидийцам изобретение древнейшей в истории чеканной монеты (сохранились монеты от времени не позже VII в. до н. э.). Геродот писал, что лидийцы «располагают множеством денег». Рост производительных сил и воздействие классовых отношений, существовавших во Фригии, временно подчинившей долину Герма, привели к тому, что в Лидии упрочился рабовладельческий строй. Усилению рабовладельческого Лидийского государства содействовали тесная связь с греческими городами-государствами, а также разгром Фригии киммерийцами в начале VII в. Основной военной силой в Лидии была не пехота, а вооруженная длинными копьями конница, вербовавшаяся, повидимому, из знати — крупных и средних рабовладельцев. В Лидии царская власть зависела, повидимому, от племенной знати, превратившейся в знать рабовладельческую. Первыми известными нам событиями в истории Лидии были вторжения киммерийских и фракийских племен в начале VII в. до н. э. и происшедшая — возможно, в связи с этим — смена династий. Первый царь новой династии Гиг (Гуггу), вступивший на престол около 692 г. до н. э., после упорной и ожесточенной борьбы с вторгшимися в Лидию после разгрома Фригии киммерийцами, опираясь на помощь ассирийского царя Ашшурбанапала, изгнал их из пределов своей страны и заставил около 665 г. до н. э. отступить на восток. В дальнейшем Гиг завязал сношения с Псамметихом I, царем Египта, готовившимся сбросить иго Ассирии, и даже послал ему вспомогательные войска. Однако Лидия вскоре снова стала жертвой вторжения киммерийцев, быть может, поднятых против Гига Ассирией. Отражая эти вторжения, Гиг пал в 654 г. до н. э. на поле битвы, а киммерийцы на время завладели большей частью страны и даже Сардами, за исключением городской крепости. Сыну Гига Ардису (654—605) удалось после долголетней борьбы очистить Лидию от киммерийцев. Изгнав киммерийцев из своего государства, Ардис предпринял завоевание греческих городов-государств западного морского побережья Малой Азии. Ардису удалось покорить Приену в центральной части побережья, недалеко от важнейшего греческого города Милета. Его война с Милетом была не столь удачной, и эту войну продолжали его сын и внук. В борьбе с Милетом и другими греческими городами побережья лидийские цари использовали ту ожесточенную борьбу, которая уже в VII в. до н. э. происходила в этих городах-государствах между богатой родовой знатью и основной частью свободного населения (демосом). Лидийское государство опиралось в своей борьбе за западное побережье полуострова на аристократию греческих городов и встречало упорное сопротивление там, где власть аристократии была свергнута, как, например, в Милете. Внук Ардиса Алиат не мог сломить сопротивление Милета и вынужден был довольствоваться заключением мира с этим городом на условиях взаимной дружбы и союза. Низвержение знати в греческом городе Клазоменах было, очевидно, причиной того, что под стенами Клазомен Алиатт потерпел жестокое поражение. Зато ему удалось покорить город Смирну. При Алиатте на востоке возникает новая опасность, на этот раз со стороны Мидийской державы, уничтожившей в 615—605 гг. дон. э., при царе Киаксаре, Ассирийское государство и стремившейся, после покорения Урарту, к завоеванию областей Малой Азии. При этом войска Киаксара столкнулись с Лидийским государством, включившим во второй половине VII в. до н. э. в свои пределы и Фригию. Война между Лидией и Мидийским царством началась в 591 г. и велась с переменным успехом в течение 6 лет. Закончилась она 28 мая 585 г. до н. э. битвой при реке Галисе. В этот день происходило предсказанное милетским философом Фалесом солнечное затмение. Как пишет Геродот, «день внезапно превратился в ночь». Потрясенные этим явлением, враждующие стороны, гласит легенда, поспешили заключить мир при вавилонском посредничестве. По условиям мира границей между Мидией и Лидией была объявлена река Галис, и дочь Алиатта была выдана замуж за сына Киаксара — Астиага, сменившего в том же 585 г. до н. э. своего отца на царском престоле Мидии. Укрепив свое положение на восточной границе союзом с мощной Мидийской державой, Алиатт снова обратил свое оружие против греческих городов-государств западного побережья, а также занялся окончательным покорением племен Малой Азии: пафлагонян, вифинов, карийцев и других. Сын Алиатта Крез (560—546) завершил покорение всех азиатских греков, сделав их данниками Лидии. Крез стал, таким образом, полновластным повелителем всего полуострова, за исключением областей на юге Малой Азии, населенных ликийцами и киликийцами, которые в своих малодоступных горных твердынях смогли сохранить в известных пределах свою самостоятельность. Отношения Лидии с азиатскими греческими городами создавали предпосылки для взаимопроникновения греческой и местных малоазийских культур. Лидийцы, как и фригийцы, освоили и переработали греческое алфавитное письмо; широко распространилось в стране знание греческого языка. В свою очередь греческийязык несколько обогатил свой словарный запас за счет лидийского языка. Желая воздействовать на своих греческих соседей, а впоследствии и на своих подданных, лидийские цари, начиная с Гига, стремились привлечь на свою сторону богатыми дарами наиболее почитаемые греческие храмы, в первую очередь Дельфийский храм с его оракулом. Правители Лидии щедро одаряли и некоторые малоазийские греческие храмы. После 550 г. до н. э. Лидийское государство Креза начало войну с покорившей Мидию Персидской державой царя Кира и в 546 г. было ею разгромлено. Лидийское войско, располагавшее прекрасной конницей, но не имевшее стойкой пехоты, подобной той, которая имелась у персов, было разбито, и персидская армия беспрепятственно достигла западного побережья, взяв Сарды и покорив затем также и греческие города. С этого времени Малая Азия входит в состав Персидской державы Ахеменидов.... смотреть

МАЛАЯ АЗИЯ ПРИ АХЕМЕНИДАХ

Малая Азия была одной из важнейших в экономическом отношении частей государства Ахеменидов. Она выплачивала казне ежегодно 1760 талантов серебра и играла первостепенную роль в торговле: через нее проходила «царская дорога» из Эфеса в Сузы (через Сарды — Сангарий — Галис — Евфрат), а греческие города западного побережья держали в своих руках значительную часть транзитной торговли между Востоком и Западом. Территория Малой Азии при Ахеменидах подразделялась на несколько сатрапий. Сатрапы, назначавшиеся ахеменидскими царями из числа приближенных персов, сохраняли свою власть в ряде поколений; так, например, во главе Даскилейской сатрапии стоял род Артабаза, одного из тех персов, которые участвовали в убийстве Гауматы. Ахемениды использовали также местных династов в качестве своих сатрапов. Полунезависимое положение сатрапов усиливало их центробежные стремления Опираясь на союзников из числа малоазийской рабовладельческой знати и особенно из городов, стремившихся к освобождению от обременительных для них податей, сатрапы нередко выступали против центральной власти. Вводя в Малой Азии свою податную систему и связанные с ней учреждения, Ахемениды сохраняли местную, давно сложившуюся административную организацию; греческие полисы, равно как и местные малоазийские города, в значительной своей части возникшие на базе храмовых объединений, использовались в государстве Ахеменидов как самоуправляющиеся единицы, разумеется, подчиненные персидскому бюрократическому аппарату. Города находились в меньшей зависимости от произвола сатрапов, чем территории, не имевшие городской организации, и имели право непосредственного обращения к персидскому царю через своих представителей. В своей политике сохранения местных самоуправляющихся организаций в Малой Азии Ахемениды иногда даровали городам полное освобождение от налогов: это распространялось главным образом на крупные храмовые общины, жрецы-правители которых становились вследствие этого приверженцами Ахеменидов. На территории Малой Азии были и многочисленные царские хозяйства, находившиеся в ведении специальных царских управляющих, а также земельные владения, выделенные царями представителям иранской знати. Малая Азия и после падения державы Ахеменидов сохраняла некоторые следы персидского владычества как в виде отдельных учреждений, так и в виде иранского этнического элемента, религиозных обрядов и культурных традиций, особенно в своих восточных областях.... смотреть

T: 128 M: 15 D: 3